Меню сайта

Календарь

Календарь

Последние статьи

Благоустройство ансамбля кладбищенской церкви села Николо-Погост
храм в честь иконы Божией матери
28.10.2017 |  140
5 октября местные добровольцы в очередной раз оказали посильную помощь... ЧИТАТЬ ...
Просим ваших молитв об упокоении новопреставленного Георгия
Георгий Иванович Вишнев
02.10.2017 |  100
На 78-м году жизни отошел ко Господу Георгий Иванович Вишнев,... ЧИТАТЬ ...
Завершение проекта «Дорога к храму»
Завершение проекта «Дорога к храму»
10.12.2016 |  639
Дорогие земляки! Поздравляем всех с успешным завершением проекта «Дорога к... ЧИТАТЬ ...
Субботник у кладбищенской церкви села Николо-Погост Городецкого района
Проект
06.12.2016 |  821
5 ноября в день особого поминовения усопших – Дмитриевская суббота... ЧИТАТЬ ...
Стартует общественный проект «Дорога к храму»
общественный проект «Дорога к храму»
13.08.2016 |  1068
Дорогой земляк! Стартует общественный проект «Дорога к храму». В... ЧИТАТЬ ...
Проект "Дорога к храму" - восстановление ансамбля кладбищенской церкви села Николо-Погост Городецкого района
Кладбищенская церковь в честь иконы Божьей матери «Всех скорбящих радость»
13.08.2016 |  1127
Главной задачей создания фонда является восстановление ансамбля кладбищенской церкви села... ЧИТАТЬ ...
2. История обители до татарского нашествия (1155 — 1238 г.) | Печать |
07.05.2012 16:57

Городецкий Федоровский монастырь в конце XIX в.Хотя и значительное время отделяет нас от основания Городца и Феодоровской обители (получив­шей это название несколько позднее), но как древнейшие из многих русских исторических поселений они заслуживают не только полного внимания, но и сочувствия к ним, потому что, в силу исто­рического хода событий, им пришлось перенести множество различных перемен, так или иначе влиявших на их судьбы и на судьбы окрестного края. Так было и с Городцом и основанной в нем иноческой обителью. По своей древности Городец, можно сказать, один из самых старших городов на всем Поволжском низовье. Нижний Новгород и тот уступает в этом отношении свое первенство Городцу, ибо был основан несколько позже его, при чем основание Нижнего имеет некото­рую связь с Городцом, как будет видно далее.

 

О первоначальном состоянии как Городца, так и основанной в нем обители, о материальных её средствах к существованию, лицах, потрудившихся в этой обители во славу Божию и на пользу монастыря и право­славной церкви, к сожалению, до настоящего времени никаких сведении не дошло.

Известно только, что вскоре после своего основания Городецкая обитель стала прославляться, так как от святой иконы Божией Матери стали во множестве исто­чаться чудеса. Слух об них очень быстро распростра­нился в народе, как среди православных, так и между язычниками. Чудная, благодатная сила, Господня, видимо, конечно, привлекала под сень обители не мало язычников и располагала их к принятию крещения, а также вместе с тем и содействовала процветанию обители. Умножалось количество ищущих душевного покоя иноков, будущих наставников св. веры и благочестия и таким образом промысел Божий, чрез эти чудеса все более и более располагал к обители остававшихся во мраке язы­чества и склонял их к христианскому смирению.

С начала своего существования Городецкая обитель имела высокой важности значение, как миссионерско - просветительного монастыря. К этому располагало и тог­дашнее настроение умов православного народа, а в осо­бенности его руководителей — удельных князей и их приближенных. Поэтому и неудивительно, что сохрани­лось вышесказанное предание о святом озере, которое если даже имеет и малую долю справедливости, то вполне может быте приурочено к первому периоду деятельности монастыря.

Какие были первоначальные чудеса от чудо­творной иконы Божией Матери, также не имеется никаких сведе­ний, да если даже в те времена иноки и записывали их в летописи событий монастырской жизни, то они не могли сохраниться в силу того, что обители приходилось не­однократно претерпевать жестокие удары судьбы. Но эти чудеса были действительно многочисленны, об этом мы имеем сведения из древних русских летописей по поводу явления этой св. иконы в г. Костроме. Жители Городца, всенародно тогда свидетельствовали, что они и сами, во-первых, были свидетелями этих чудес, а во-вторых, и слышали о других источаемых святой ико­ной чудесах, от своих отцов. Когда эта икона по­явилась в Костроме, то она настолько ознаменовала свое явление чудесами, что было помещено вокруг самой иконы описание их, а на взятом жителями Городца точном списке св. иконы эти чудеса помещены на полях снимка.

После устройства Городца и основания там обители, князь Георгий Владимирович принужден был нанести реши­тельное поражение черемисам, мордве и камским болгарам. После этого удачного похода, по-видимому, на не­которое время для жителей Городца наступило более или менее продолжительное спокойствие.

князь Андрей Боголюбский Князь Георгий Владимирович правил Городцом, получившим официальное удельное наименование до 1155 г., после чего передал управление Городцом сыну своему Василию Георгиевичу, который и был уже официально первым удельным князем Городца - Радилова (Городецкого княжества) и правил им мирно и спокойно.

Ни болгары, ни мордва, ни черемисы, ни вообще какие-либо другие языческие племена, обессиленные и устрашенные воинственным князем Георгием, во все время княжения его сына, ни разу не потревожили его удела своими набегами.

По предложению великого князя Андрея Боголюбского (княжившего в стольном граде Владимире) Городецкий князь в 1164 г. двинулся в поход на камских болгар. Мирный по характеру князь Василий Георгиевич, в этом случае, действовал без своего личного про­извола и только потому, что великий князь Андрей Боголюбский решил открыть этот поход с целью ослабить влияние и могущество этого враждебного Руси пле­мени.

Камские болгары, в период своего могущества, как отдельного государства, неоднократно делали нападения на русские княжества, причиняя им жестокий урон. В виду этого, желая их наказать, князь Андрей и пригласил себе в помощи младших князей Городецкого и Муромского. Благодаря такому соединению войсковых сил им удалось разбить камских болгар на голову. Андрей Боголюбский, будучи благодарен за эту решительную победу храбрым Городецким воинам и их отважному предводителю князю Василию Георгиевичу, многих пленных отослал ему в подарок на жительство в Горо­дец. Благодаря деятельности иноков Городецкой оби­тели эти пленные вскоре сделались православ­ными. Князь Василий Георгиевич, под мирным покровом Пречистой Богородицы, управлял Городцом в течение шестнадцати лет с 1155 по 1171 год. Между прочим, в первые годы своего княжения этот князь окончил постройку Городецкого соборного храма, начатого его отцом, и святой обители.

После князя Василия Георгиевича Городецкое княже­ство попадает в управление сына великого князя Владимирского Андрея Боголюбского, князя Мстислава Андреевича, и, таким образом, второй удельный князь Городца Радилова уже не был прямым потомком его основателя.

князь Мстислав АндреевичКнязь Мстислав, будучи очень отважным, в своем новом уделе, как говорится, не любил сидеть, сложа руки. Одной стороной владения его находились в сосед­стве с камскими болгарами, что ему было очень не по душе. Несмотря на то, что болгарам было дано хорошее устрашение, они, тем не менее, как люди богатые и сильные, не могли не грозите удельному да еще погра­ничному княжеству.

В то время среди удельных князей было очень распространено совершение походов на иноплеменных, сообща, соединенными дружинами двух-трех соседних удельных княжеств. С целью если не окончательного покорения болгарских племен, то ослабления их могущества, Мстислав, соединяясь с князьями Рязанским и Муромским, отправился в поход на Камских болгар. Встреча войск, предводимых Мстиславом, с войсками Камских болгар произошла у устья р. Оки, где несколько позже был основан Нижний Новгород. Произошла упорная битва, которую болгары не выдержали и только немногие из них спас­лись бегством. Мстислав ударился преследовать их, так что болгары, бежав вглубь своих земель, оста­вляли без защиты и села и города свои. Благодаря этому походу Мстислав набрал множество пленных и отправил их в Городец, для увеличения его населения. Окончив столь счастливо свой поход, Мстислав воро­тился в Городец и уже спокойно жил до последних лет XII века.

В Городце и до сих пор осталось название верхней слободы — «Полонка». Слово это историческое, так как произошло от слова — полонить, т. е. пленить. Полон — значит плен. Пленных же всех взятых во время походов, тогдашние князья селили на верхней, по течению Волги, площади, нынешней слободы—Полянки.

В конце XII столетья после Мстислава, город был отдан в управление посадским, назначаемых великим князем Владимирским Всеволодом Юрьевичем.

Все это время в течение первых лет обитель и внешне и внутренне процветала, ибо тогда князья забо­тились о своих обителях паче глаза своего и не могли не одарите обитель, после удачных походов. При посадниках Городцу, с великой честью, пришлось выдержать чуть не врасплох захватившее его нападение болгар, которые не могли забыть свое поражение, нанесенное им князем Мстиславом и, когда его уже не было, из чув­ства мести решились отплатить той же монетой.

Это было в 1183 г. Собравшись большой силой, камские болгары вторглись в приволжскую область, на­правляя свой путь на Городец. Тем стремительнее было их движение, что они рассчитывали поскорей освободите из плена своих братьев и друзей, жен и детей, полоненных Мстиславом в 1172 году. Но к счастью жителей Городца, план их не удался. Под защитой несокрушимой твердыни—вала, Городец мужественно выдержал отчаянный натиск неприятельских сил. Отчаянная борьба продолжалась долгое время, но все-таки, в конце концов, болгары не выдержали и удалились вспять, изливая свою варварскую досаду и месте на беззащитные поселения, встречавшиеся на их пути, устроенными первыми князьями Городецкого кня­жества.

По поводу этого вторжения русская летопись того времени, говорит: „болгары премного пакости сотвориша, около Городца".

Бесчеловечное торжество истребительного опустошения окрестностей Радилова болгарам не пришлось долго праздновать. Обычай тех веков требовал своего мщения, и оно вскоре последовало. Не прошло и трех лет, как княживший в то время во Владимире великий князь снарядил поход на болгар, пригласив к участию и городчан. Конечно, последние с радостью со­гласились и в 1186 г. напали на язычников. Поход этот был очень удачен для русских дружин, так как поражаемые всюду болгары частью были пленены, частью поражены и частью спаслись бегством, укрывшие в сво­их непроходимых лесах. Городчане, по старому обы­чаю, и в этот раз получили на свою долю, не мало пленных.

Последние попадая в Городец, учились русскому языку, свыкались с русскими обычаями, нравами и жизнью и благодаря неукоснительному наблюдению Городецкой обители, принимали христианство. Благодаря этому они постепенно делались совершенно русскими, ни в чем, не отступая от них и содействовали дальнейшему раз­витию и благосостоянию этого удельного княжества.

Почти 30 лет прошло после этого, последнего, решительного удара, нанесенного болгарам, в полном спокойствии и мире. Но, несмотря на то, что Городец в первые времена своего существования достиг наивысшего благополучия, он все-таки, волею исторических судеб, потерял свое официальное значение и уже не мог более вернуть утраченное им былое могущество. Случилось это позднее.

Теперь коснемся времени, когда и Городец, и обитель имели очень важное значение, в особенности благодаря князю Георгию, соименнику основателю Городца Радилова и в свою очередь основателю столицы По­волжья — славного Нижнего Новгорода.

Князь Георгий (Юрий) Всеволодович родился в 1189 г., в стольном граде Владимире на Клязьме. Он был сын великого князя Владимирского Всеволода III Георгиевича (Юрьевича) по прозванию Большое гнездо, в свою очередь доводившегося дедом св. благоверному Великому князю Александру Невскому и братом знаме­нитому князю Андрею Боголюбскому. Основатель Городца, Георгий Владимирович Долгорукий, приходился дедом князю Георгию Всеволодовичу.

Замечательно, что и князя Георгия Всеволодовича по­стигла такая же участь, как и его деда, но не от пле­мянника, а от собственного брата и зятя и не в Киеве, а во Владимире. Печальной участи изгнания с ним вме­сте подвергся и великий муж епископ Симон. Их прибытие на почву Городца дало новый и сильный толчок к объединению всех иноземцев, живущих в Радилове, в одно целое. Между прочим, об этом крупном для Городца событии имеется с давних пор следующее, почерпнутое из древних рукописей предание:

епископ СимонМимо Дятловых гор, где ныне находится Нижний Новгород, однажды проплывала ладья необычайная. Не­слась она вниз по быстрым волнам Оки и взялась в древнем городе Владимире. Сплывали в ней два вольных изгнанника, а плыли до широкого раздолья Волги. То были два задушевных друга — первосвятитель Владимирский Симон и будущий основатель Нижнего Новгорода князь Георгий II Всеволодович.

С княжеской дружиной, семейством и другими род­ственниками пробирались они до Городца. Это было в 1216 г., после славной битвы Липецкой, когда, побежденный братом своим Константином, Георгий ли­шился великокняжеского престола Владимирского и последним своим убежищем избрал Городец".

В Никоновской летописи эта битва, повлекшая за собою удаление князя Георгия, описывается следующим образом:

Бысть же сия битва, месяца Апреля в 22 день, в четверток вторыя недели по Пасце... Заутра же (то есть во вторник третьей недели по Пасхе) посла к ним (князю Мстиславу и Владимиру) великий князь Юрий (Геор­гий) Всеволодович с поклоном, глаголя сице: днесь аз сам иду из города, точно дайте мне живот. И тако изыде из града с двумя братьями (Иоанном и Святославом) и поклонился князьям и рече князю Мстиславу и Владимиру вам ce кланяю и челом бею, дайте ми живот и накормите мя хлебом, брат мой князь Константин Всеволодовичъ ванией воли, не предайте меня на смерте... и князи управиши и смириша их: старшему брату князю Константину Всеволовичу даша великое кня- жение Владимирское и Ростовское, а брату его, князю Юрию Всеволодовичу — Радилов Городец. И так собравши ему ладеи и ту на оные внити владыко Симон. Князь же Юрий Всеволодовичъ вшед в церкове Пречистыя Бого­родицы, ударя челом у отчея гроба, плачася, глоголаше: и суди Боже брату моему Ярославу: до сего мя доведе. И вниде в суды с епископом Симоном и со княгинею и с детьми своими и людьми, и с малою дружиною своею, и пришед вниде в Радилов Градецъ".

Князь Георгий Всеволодович и епископ Симон на­сколько отличались друг от друга по своему призванию и деятельности, настолько же сходились в своих стремлениях, чувствах и святом желании добра своим ближним.

По своему характеру и доблести, это были поистине современные знаменитости. Один из них хотел поко­рить себе земли мечом, другой же желал покорять - сердца жителей словом истины. Один в малокультур­ные неустроенные племена хотел внести склад гражданского благоустройства, другой же водворить в душах небесный мир. Одним словом, один стремился поста­вить на прямой путь к временному благоденствию, дру­гой же к высшему, вечному. За те, хоте и не полные три года, которые они пробыли в Городце, они оставили жителям его самую дорогую память.

За это время пределы Городецкой области, благодаря князю Георгию, раздвинулись в широких размерах. Четыре реки: Сура, Пьяна, Аланиа и Теша на своих берегах узрели победоносный меч Георгиев и вошли в состав его все более и более увеличившегося вла­дения. Будучи таким же воинственным и отважным, как и основатель Городца Георгий Долгорукий, князь Георгий Всеволодович только не исходил на своего знаменитого предшественника, в его горячей привязанности к югу.

Родившись близ Волжских берегов, князь Георгий Все­володович естественно и любил их и тяготел к ним. Воспитанный под небом востока, среди мрачных непроходимых лесов и дебрей этого края, он здесь уже на востоке, на этой широкой многоводной матушке Волге и желал увеличить, за счет языческих племен свой удел. Для него восток, т. е. Волга и Городец были тоже, что и для соименного ему Георгия юг - Заднепровский Городец.

Для его же спутника, друга и товарища, добровольного изгнанника святителя Симона, все это казалось совершенно иным. Как питомец юга, ближайший ученик Киево-печерских подвижников, свя­титель Симон представлял юг — земным раем, а Киев — неземным селением, где на горах и долах его - и в глубоких подземных пещерах, ярким лучезарным светом воссияла, сияет и сиянием своим восторгает многих сих предреченная первозванным купель православия Руси. На востоке же, в его нелюдимой дали, не то уже пришлось встретить любвеобильному сердцу святителя. Оставив места, где всюду спасительный подвиг, осеняемый невидимым благословением, живо демонстрирует на ищущих благодати и мира Христова, епископ Симон в новом своем местопребывании встретил людей по вере своей не то христиан, не то язычников; по языку своему не то черемис, болгар, мордву, не то Бог знает что. Но он не упал духом, ибо не то говорила в нем ревность о славе имени Божия, не то внушал, не то возбуждал его внутренний голос высокого святительского призвания. Ему предстоял здесь подвиг апостольский, на его долге лежала проповедь, и вот Городецкий святитель, добровольно разделивший с князем горькую участь изгнания, прежде всего весь труд свой и деятельность посвящает на просвещение своей новой Городецкой паствы.

Святитель Симон избрал своим местом жи­тельства Городецкую обитель, так как она в это время достигла высшей степени расцвета. Да и сохра­нившееся предание о крещении язычников, происхо­дившее и при епископе Симоне, указывает на то, что обитель при нем была светочем распространения христианства в восточной Руси. Целые толпы народа, сходились послушать святое благодатное слово Городецкого святителя, простаивая днями у его кафедры и научаясь от него истинам Христовой веры. Одаренные этим светом, радостно шли они, потом воспринимать таинство крещения в воде св. озера, которое было немым свидетелем благодатного торжества света над темой, христианства над язычеством. На этом месте святитель (по преданию) по примеру прошлых лет, по выходе принявших крещение из воды, возлагал на них кресты, висевшие на сучьях сосны.

Святая просветительная деятельность епископа Симона не ограничивалась одним только Городцом. Очень часто он, с Городецкими пастырями и иноками св. обители, в сопровождены князя и друга своего Георгия Всево­лодовича, садился в ладью и совершал путешествия вверх и вниз по Волге. Здесь он приставал к языческим селениям и поучал народ со своей ладьи, преподавая стекавшимся на проповеди истины небесного учения. Во время этих путешествий по водам широкой Волги князь со святителем подробно изучали возвышенные и живописные приволжской местности. Неодно­кратно им приходилось проходить мимо Дятловых гор, которые им очень нравились. Вообще в то время Городецких владетелей тянуло в эту сторону Волги. Как мысль стремилась туда, так и путешествия их напра­влялись в ту же сторону. Там они жили духом, туда же желали переселиться и телом.

Однажды в совете своей любви и сердечной между собой беседы князь Георгий и святитель Симон пришли к мысли, основать на Дятловых высотах, похожих на Киевские, новый город. Чрез некоторое время эта мысль была приведена в исполнение. Город зало­жили и назвали его, в отличие от Великого Новгорода, Нижним Новгородом. Это происходило к 1222 году.

Этого исторического своего ближайшего родства со старшим братом Городцом - Радиловым Нижний Новгород не должен забывать никогда и по многим при­чинам.

Последующая судьба в корне изменила эти два родственные города. Один зачах и сделался обыкновенным селом. Другой же стал богатым губернским городом. Не должен Нижний оставлять в забытьи своего соседа, в былое время делившего с ним и горе, и радость, и всякую невзгоду, а должен вспоминать прожитые им века, и сочув­ствовать его недугам. Но обратимся к истории Городца.

Недолго ему пришлось быть приютом и уделом князя Георгия Всеволодовича. Всеблагой промысел Господень призывал князя к иному подвигу и поставил ему иной престол. В это время великокняжеский престол внове опустел и князю Георгий Всеволодовичу, как ближайшему наследнику, пришлось его занять, а вместе с тем и получите все заботы охранителя русской земли. Едва он вступил после брата на отцовский престол, как, в силу сложившихся обстоятельств, должен был высту­пить войной против болгар, и в главе дружины послал своего младшего брата Святослава Всеволодовича.

Пораженные им на голову, эти постоянные и неспо­койные враги должны были смириться и просить милости у победителя, но великий князь долго не соглашался на эти просьбы. Три раза он отказывал послам, униженно ходатайствовавшим пред ним о мире, но, наконец, согласился, и не на полный мир, а на перемирие, которое им было заключено в Городце.

Благодаря любви князя Георгию к Городцу, последний в то время, по своему политическому положению, имел, из всех понизовских городов, старшинство. Кроме того, его торговое значение, впоследствии отбитое Нижним, было также важно. Еще при сыне Андрея Боголюбского — князе Мстиславе, городчане уже вели торговлю с бол­гарскими купцами, а последнее во время перемирия наве­щали Городец и сбывали в нем свои произведения. В 1229 г. Георгий Всеволодович заключил окончательный мир с болгарами, укрепивши торговые сношения между этими народами. Таким образом, влияние князя Георгия на гражданское благоустройство отражалось и на Городце и ему все предвещало одну лишь блестящую будущность.

Но судьба и цепь разных исторических событий го­раздо сильней повседневного бытия. Как бы ни хотели люди, громадным трудом и усилием устроившие себе спокойную жизнь, продолжать ее и дальше, но малей­шая перемена политики, даже в другом государстве, очень легко может повлиять на их судьбу и уничто­жить всю их будущность. Так, по воле рока, случи­лось и с Городцом, да и не только с ним. Насту­пило такое историческое событие, которое отодвинуло на долгие годы возрождающуюся культурность и могущество всего русского народа.

Это историческое событие было нашествие татар и Батыево разорение.

Обновлено 07.05.2012 23:50